Леонид Ярмольник: «Я вижу задачу в том, чтобы новое сообщество людей делало своими единомышленниками максимальное количество граждан»

30.05.2012 по материалам сайта mdp2012.ru

 

Леонид, какая группа общества может стать политической опорой Прохорова сейчас?

Те, кто хочет изменить свою жизнь и быть в силах помогать тем, кто уже не может изменить свои мозги. Я имею в виду родителей или дедушек и бабушек. Наша опора, безусловно, — это работоспособная талантливая молодежь. Конечно, никаких возрастных цензов не может быть, потому что есть люди, которые и в пятьдесят, и в шестьдесят, и в семьдесят лет мыслят современно. Но основная аудитория — безусловно, молодежь. Им жить завтра в этой стране, если они на это настроены, а не настроены — взять билет и поехать работать туда, где ценят их способности, таланты.

Какие задачи должна ставить перед собой партия, создания которой ждут?

Если будет создана партия, то, безусловно, главная ее задача — это оценивать действия сегодняшней власти и ее эффективность в решении тех многочисленных проблем, которые есть в государстве. И предлагать альтернативные варианты.

Вот слово «альтернатива» — это главное. Иной способ решения проблем. Альтернативные варианты должны декларироваться, обсуждаться, и не только в Москве и в Петербурге, а во всех регионах. Страна у нас большая. Надо доводить до сведения всех людей, которых хоть что-то интересует. У нас тут вообще народ-то вялый — если он чем-то интересуется в течение пятнадцати минут, то только накануне выборов и за отдельную оплату. Поэтому люди не знают, за кого голосовать и кому доверять свое будущее.

Каким должен быть институт лидерства в новой партии? Какие лидеры вызывают доверие у людей?

Михаил Дмитриевич очень ясно сказал, что по каждому направлению решения должны принимать современные суперпрофессионалы. Если это экономика, значит, это должны быть лучшие люди, которые знают, почему у нас сегодня что-то не получается, почему мы все время в судорогах находимся. Например, все слышали про американский сланцевый газ — и все прекрасно понимают, что через год, через два наш газ будет стоить в десять раз дешевле. И поэтому бабло, которое мы получаем, качая газ из земли в богатой стране, закончится. Что будет с бюджетом, что будет с деньгами? То же самое может случиться и с нефтью, когда что-то новое придумают. Так же, как Джобс перевернул сознание людей, так же и новые технологии приведут к тому, что главное наше богатство — газ и нефть — перестанет быть главной доходной статьей нашей страны. И тогда мы снова становимся нищими. И этих сотен миллиардов и триллионов, которые тратятся сейчас на разные затеи, — их просто не будет! Поэтому заниматься экономикой должны самые талантливые и продвинутые люди.

То же самое касается сферы, в которой я, может быть, чуть больше понимаю, — культуры. Партия должна способствовать тому, чтобы делалось, если хотите, альтернативное кино, альтернативные спектакли, альтернативные выставки. Произведения создаются не потому, что есть «Единая Россия», правительство Российской Федерации, а потому, что есть другое мнение. Мы с вами смотрим какой-нибудь триллер, детектив, мюзикл; мы смотрим — и понимаем, что он ничего не дает, — кроме того, чтобы съесть попкорн и через полчаса забыть об этом. И есть другое кино или другие спектакли, которые задевают за живое. Человек думает о спектакле или фильме, это делает его чуть-чуть другим. Потом он еще что-то смотрит и постепенно начинает меняться. Паша Лунгин был прав, когда сказал, что самое важное у нас в стране — культура — создается по остаточному принципу. Все время мы культуру как бы спасаем. А культура — это свидетельство того, как живет государство, насколько оно хорошо себя чувствует, насколько оно здоровое, умное, талантливое и мечтательное.

Но вообще-то альтернативные выставки и спектакли уже есть. Зачем сюда еще и партию подключать?

Есть, конечно. Но

мы должны способствовать объединению людей, которые мыслят по-другому.

Мы должны максимально в этом участвовать. Чтобы было понятно, что это делается при нашей поддержке. Мы должны четко определить, что нам нравится, что мы приветствуем — и что нам не нравится, что мы не приветствуем. Мы, если хотите, боремся и убеждаем в том, что должно быть так, а не этак.

Партийную прессу тоже надо создавать?

Безусловно, пресса — еще одна важная позиция. Это прекрасно понимает, на мой взгляд, Михаил Дмитриевич. У нас должны быть свои средства массовой информации. Ведь независимых СМИ у нас в стране пока нет. Поэтому единственный шанс на сегодняшний день — создавать свои. В этом направлении работа ведется. Но, опять-таки, я не знаю, как к этим независимым или частным средствам массовой информации будет завтра относиться власть, дадут ли этим средствам массовой информации жить, не закроют ли их. В нашей стране такие вещи делаются с большой легкостью и под любым предлогом.

Все, что мы будем придумывать, поддерживать и инициировать, должно доходить до широкого круга избирателей. Но это не значит, что мы должны закрыться в своей компании и радоваться тому, какие мы умные, талантливые, удивлять друг друга изобретательностью, сидя за этим круглым столом или на этом мягком диване. Я вижу задачу в том, чтобы новое сообщество людей с другой позицией привлекало в свои ряды и делало своими единомышленниками максимальное количество граждан.

Вы сказали — не знаю, как будет относиться власть, не закроет ли она наши СМИ. Но партия — она же борется за власть. Чтобы такого вопроса вообще на повестке дня не стояло. Как бороться за власть, находясь в этой зависимости?

Вы меня неправильно поняли или я неправильно сказал. Не что скажет власть, а даст ли эта власть сегодня на уровне силовых структур и других методов вообще иметь доступ к электорату. Понимаете, да?

Прекрасно понимаю. Об этом и вопрос.

Приезжают и закрывают журнал, организуют какой-то судебный иск, уголовное дело. Придумать можно все, что угодно. Как раньше придумывали антисоветчиков. Антисоветчик — и все, без объяснения причин сидит человек и молчит в тряпочку с номерком на груди и на спине. Мне не помощь власти нужна. Мне нужно, чтобы была свобода мыслеизъявления, словоизъявления — то, что называется свободой слова. Свобода высказывать собственное мнение.

Так вся штука в том, что это одно из политических требований, которое как раз не удовлетворено. Что с этим делать?

Ну конечно, не удовлетворено! Опять играют в идею. Медведев подписал указ об общественном телевидении, которое будет на канале «Звезда». Канал «Звезда» делался покойным Андрюшей Разбашом, это он создавал, мой сосед, через дом от меня здесь жил. Я знал, каким трудом это давалось. Теперь канал станет общественным телевидением. Что это за общественное телевидение, почему указ подписан за три недели до вступления в должность нового президента? Кто там будет из общественности?

Руководителя общественного телевидения назначает президент. Это само по себе Вас не удивляет?

Да. Такое ощущение, что мы Берлинскую стену разрушили и заново построили. Невероятную стену, которая не пропускает ни звук, ни свет. Мир живет по другим принципам, другим законам демократии, по другим законам прогресса. А мы опять создаем искусственную идиотскую Россию, где живешь с ощущением, что нет остального мира и примеров иных нет. А ничего изобретать не надо, все давно изобретено из того, что мы хотим сделать.

Есть проблема в том, что люди не доверяют ни одной из институций, которые строит государство. Но и у партий та же проблема. Люди не доверяют политикам. Как избежать опасности стать очередной партией, которая вызывает отторжение общества и чьи инициативы будут отвергаться как навязанные сверху?

Можем не называть это партией. Назовите это компанией Прохорова. Это неважно, в конце концов. Когда ребенок приходит в первый класс, он сначала не знает, как держать ручку, потом он начинает писать буквы, потом складывает слова, потом он начинает что-то читать, понимать. То же самое и в строительстве партии. И если это здорово и интересно, то, безусловно, это заинтересует и привлечет нормальных людей. И тогда на следующие выборы придет в десять раз больше народу.

Время до выборов нужно использовать для того, чтобы познакомить людей с программой, более спокойно и конкретно объяснить, что у нас делается сегодня не так и как правильно надо делать.

Можете сформулировать — за какие ценности должна бороться новая партия и на каких ценностях строиться? Вопрос про ценности — наверное, один из самых важных сейчас, важнее политических.

Я думаю, что

самая главная ценность — то, чего всегда не хватало в России — чувство достоинства.

Чтобы человек понимал, с одной стороны, что он имеет право; с другой стороны — что он защищен и что он свободен. И идет он не в строю, не под порядковым номером, а под своим именем, фамилией, со своим ДНК, со своим происхождением и историей. Все это нужно в людях уважать.

Главное, чтобы здесь можно было жить, чтобы наши дети и наши внуки жили в этой стране, понимая, что они — люди, что ими не могут понукать, помыкать. Вот и всё.

С чего начать, с каких практических действий?

Я всю жизнь только наблюдал за тем, что происходит, никогда не строил никаких партий и одним из первых вышел из комсомола. Есть люди компетентные, которые знают, с чего начинать.

Есть достаточно мощная команда — из тех людей, которые много сказали и сделали во время предвыборной кампании, людей с именами, фамилиями, профессиями, авторитетом.

Поэтому здесь выбор есть, а решение будет за Михаилом Дмитриевичем. В этом смысле у него есть интуиция и умение понимать людей, его трудно ввести в заблуждение. И, безусловно, он должен это все делать лично.


 
Расскажите об этом друзьям!