М.Прохоров: о реформе армии и ВПК

23.02.2012 М.Прохоров в своем ЖЖ блоге

prokhorov_234Главная проблема здесь, на мой взгляд – это отсутствие четких приоритетов в нашей Стратегии национальной безопасности. Если мы не понимаем, откуда сейчас исходят реальные военные угрозы, если мы не определились, с кем и как мы собираемся воевать – мы в принципе не можем адекватно реформировать армию и ВПК.

Поэтому сначала нам надо получить ответы на три главных вопроса.

Первый: в какого типа военные конфликты может оказаться вовлеченной Россия в обозримом будущем?

Второй: в каких регионах такие конфликты для нас наиболее вероятны?

Третий: в какое количество конфликтов мы можем оказаться вовлечены одновременно?

Если мы не имеем ответов на эти вопросы, то мы действуем вслепую. Мы никак не можем проводить эффективную политику в оборонной сфере. Вместо этого мы совершаем ряд во многом совершенно бессмысленных действий. Причем – фантастически разорительных.

Смотрите, какие сценарии конфликтов сейчас на самом деле наиболее вероятны.

Первый: Соединенные Штаты и НАТО уходят из Афганистана. В этом случае боевики из Талибана и Аль-Каиды достаточно быстро сметут Карзая, и «зеленая волна» радикального исламизма покатится по государствам Центральной Азии. Это государства пока светские, но очень слабые. Они едва ли смогут противостоять такой экспансии. Если исламистам удастся взорвать ситуацию в Ферганской долине, это уже создаст серьезную угрозу для России. Если целью экспансии станет Казахстан – России неизбежно придется вмешиваться.

Сценарий второй (менее вероятен, но не исключен): Китай успешно (для себя) решил проблему Тайваня и начал оглядываться вокруг – в поисках ресурсов и жизненного пространства. Первым, на что упадет его глаз, будет даже не Россия, а опять Казахстан. Страна просторная, не слишком заселенная, с плодородными землями, с минеральными ресурсами. И к тому же – без ядерного оружия. Что облегчает принятие решения. В случае агрессии Китая в Казахстане нам тоже придется вмешиваться. И по договору о коллективной безопасности, и по той простой причине, что если Казахстан окажется под контролем Китая, то сухопутная граница России с Китаем растянется на 12 тыс. км, от Астрахани до Владивостока. Не нужно быть военным стратегом, чтобы понять, какой катастрофой это может для нас обернуться.

Третий сценарий связан с позицией по Ирану и возможной войной в Персидском заливе. Нам будет очень трудно контролировать в перспективе поток беженцев из этого региона. А то, что этот поток сам по себе остановится у наших границ, маловероятно.

То, что я перечислил – это наиболее вероятные на сегодня военные угрозы. Надеюсь, разумеется, что до этих конфликтов не дойдет. Но проблема в том, что вместо этого нам продолжают твердить об угрозах, которые носят гораздо более гипотетический характер. Я имею ввиду разговоры о кольце баз НАТО, которое сжимается вокруг России, о создании системы ПРО в Европе и так далее.

По поводу системы ПРО. Мы противодействуем не созданию системы ПРО в принципе – мы противодействуем попытке ослабить сдерживающий потенциал наших стратегических вооружений. Здесь компромисса быть не может. Если нам предложат вариант, который позволит НАТО перехватывать иранские ракеты, не ослабляя при этом Россию – ок, об этом можно говорить. И только в таком ключе. Это важный момент. Но при этом – никто из нормальных людей сегодня ведь уже не думает, что в реальности возможна ядерная война между Россией и Америкой. А предложенная США схема развертывания системы ЕвроПРО пока никакой угрозы для российского потенциала сдерживания не представляет.

Мы естественные партнеры по многим глобальным вопросам. Мы равны в области ядерных вооружений, да, это гарантия безопасности и уважения. У нас нет оснований для комплексов и страхов перед Америкой. Мы не враги с США и не противники. Пора вообще отказаться от мысли, что весь мир крутится вокруг России, и что в Вашингтоне только о нас и думают. Россия – это не СССР, и США сегодня больше озабочены проблемами в других частях мира. Причем наше содействие там будет им все нужнее и нужнее: и в Азии, и на Ближнем Востоке.

Мы не обязаны и не будем становиться союзником США и поддерживать все, что они делают. Но у нас нет и никакой необходимости и соперничать с ними. Свои интересы России надо отстаивать жестко, особенно на постсоветском пространстве, американцы это уважают. Но есть многие сферы, в которых мы взаимно дополняем друг друга и полезны друг другу.

Поэтому застревать в военной доктрине времен холодной войны бессмысленно и опасно. Во-первых, страна будет расходовать огромные ресурсы, готовясь к отражению мнимых угроз. Во-вторых, мы можем упустить из виду реальные опасности. Столкновение с которыми может стать очень болезненным и обойдется очень дорого.

Смотрите, мы сейчас хотим к 2020 году получить как можно больше боевых кораблей и подлодок. Мы хотим получить самолет пятого поколения. А нужен ли он нам сейчас? Нам сейчас куда нужнее, как показал конфликт с Грузией, более продвинутое обычное оружие, smart weapons. Нам нужны авиационные ракеты для поражения наземных целей с дальностью действия не 2-12 км, как сейчас, а значительно больше, минимум 30-40 км, чтобы для их пуска нашим самолетам не надо было заходит зону действия систем ПВО противника. Нам нужны гораздо более точные системы наведения, системы оперативной коммуникации для личного состава наземных войск и так далее. Вот что нам нужнее.

А мы вместо этого закупаем у Франции «Мистрали». Нам говорят, что у нас есть территориальные проблемы с Грузией и с Японией. Но мы что, реально собираемся высаживать десант на Хоккайдо? За 2 млрд. евро? Нелепо. А то, что для этих кораблей у нас нет ни баз, ни доков, и им придется все время стоять на рейде, как и нашим собственным авианосцам, которые мы через 10 лет списали на металлолом – хоть кто-то об этом думает?

Поэтому закончу тем, с чего начал. Прежде всего, нам нужно четко определится с приоритетами в Стратегии национальной безопасности. С видением реальных военных угроз, в числе которых на первом месте стоят сейчас локальные вооруженные конфликты. И это задача как раз высшего политического руководства страны. А потом уже, исходя из этих приоритетов, мы продолжим реформу армии и ВПК. Ясно понимая, что и зачем мы делаем. А не просто выбрасывая деньги на ветер.

Как сказал Шарль де Голль, «армия должна быть не такой, к какой мы все привыкли, а такой, какая нам нужна».


 
Расскажите об этом друзьям!