Заседание штаба

11.01.2012 Н.Осипова

prohorov

Вчера начал работу избирательный штаб Михаила Прохорова. Один из принципов его предвыборной кампании – открытость. О первом заседании рассказывает член штаба Наталия Осипова.

Если бы пассажиры теплоходов, проплывающих вчера по Москве-реке, не праздновали какой-нибудь очередной Новый год, а заглянули бы в огромные витринные окна краснокирпичного здания на Стрелке, они бы увидели первое рабочее заседание избирательного штаба Михаила Прохорова. Главной новостью на этом заседании был, конечно, сам Михаил Прохоров, не очень похожий на себя, прежнего. С момента выхода из парламентской кампании и до начала президентской он очень изменился.

Последний раз я видела Михаила Прохорова в последний день партии «Правое дело».  Последний – потому что в тот день правая партия перестала существовать в российской политике, а Прохоров как раз пообещал заняться политикой. Он сделал тогда свое признание с такой силой искренности, что я сразу поверила. И вместе со мной еще несколько сотен человек, ставшие свидетелями этого момента в конференц-зале Академии наук. А потом Михаил Прохоров исчез. Но друзья не дадут соврать – я им говорила, что затаился он на время, до президентских выборов. Верили не все. Спрогнозировать это было легко – просто надо хоть немного знать Прохорова. Он очень упрямый и последовательный. Эти качества нечасто встречаются в эпоху политических компромиссов, поэтому даже аналитики не смогли предугадать выдвижение Прохорова. За последние несколько лет они привыкли прогнозировать действия людей, мягких, как вата.

Прохоров времен парламентской кампании казался иногда пугающе доверчивым. Он, скажем, верил консультантам, он терпел долгие интервью, он покорялся пиарщикам. Его называли новичком и дебютантом, он не возражал. Кто бы узнал прошлогоднего, немного замедленного Прохорова в новом нападающем Прохорове, который появился на заседании своего штаба. Кстати, прошлогодний никогда не опаздывал. Нынешний опоздал на 20 минут. И это меня даже как-то обнадежило. Значит, пошла работа. Где-то по делу был. Идеальный менеджер, прибывающий, как поезд по расписанию, не может быть лидером в России. Слишком хорошим нельзя доверять. Здесь нужен живой человек.

У Прохорова, и, правда, новый костюм. В Фейсбуке у начштаба Красовского неравнодушные уже сточили языки об этот костюм. За последние 12 лет кто-нибудь с такой страстью обсуждал чей-нибудь костюм? Я лично не припомню. Хороший костюм, светлый, и сидит отлично, да. Но Прохоров грозится еще немного накачать мускулы, чтобы прежние костюмы не пропадали зря.

Прохоров стал намного жестче. Раньше, по умолчанию предполагалось, что в политике больше разбирались его консультанты, и он был с этим согласен. Новичок, ну конечно. Теперь спорить с ним непросто. Это сильно осложняет работу штаба, как вы понимаете. Но и штаб изменился.

Все-таки удивительно, как он быстро учится.

prohorov

Несколько раз за время короткой парламентской кампании мне хотелось Прохорова ущипнуть. Потому что иногда казалось, что он не с нами, не здесь и не сейчас. Куда-то убежала дискуссия о трудовом кодексе, например, оппонентов громит Александр Починок, а Михаил Дмитриевич думает о чем-то своем в прямом эфире. Но рискните ущипнуть Прохорова сейчас. Он вас разгромит, не дожидаясь ни прямого эфира, ни зрителей. Он теперь все жестко контролирует. Но с таким Прохоровым интереснее. Хотя немного и страшно.

На заседании штаба он отказался сесть на председательское место. «Пусть начальник штаба сидит». И хулигански хлопнул своей здоровенной черной папкой по столу. Прохоров занял место строго напротив начальственного, опять спиной к стеклу. Как раз там, где стояли чашки и блюдо с зефиром. Почему-то он не боится занимать рискованную позицию. Или сел нарочно поближе к сладкому. И, разумеется, все равно оказался в председательском кресле. Раньше я за ним не замечала таких эффектных аппаратных трюков.

На первом совещании утвердили структуру штаба. О некоторых деталях говорить пока рано. Потом обсуждали стратегию избирательной кампании. Это увлекательнее остросюжетного романа.

Главный текущий вопрос – подготовка подписей для передачи в ЦИК. Процедура сбора подписей подходит к концу. В день их приходит по несколько сотен тысяч, их пересылают из регионов, их проверяют, пересчитывают. А потом начинается этап финальный брошюровки. На несколько дней. А потом ЦИК их будет изучать. Несколько дней. А в одном регионе можно собрать не более 50 тысяч подписей. А у нас новогодние праздники. Этот титанический труд нужен, чтобы хорошо понимать – в России непростое избирательное законодательство. Но, к счастью, это еще не самое трудное, что есть в России. И хорошего – намного больше. Фотографии, например, получились хорошие.


 
Расскажите об этом друзьям!