Несколько мыслей по поводу закона об НКО

07.07.2012 блог в ЖЖ Михаила Прохорова

 

Моя позиция такая: предложения ужесточить контроль за деятельностью НКО — плохи. Но вовсе не целями, которые декларируют авторы закона. «Обеспечение открытости и публичности в деятельности некоммерческих организаций» — очень достойная задача. Вот только инструментарий, который предполагается применять, входит в прямое противоречие с заявленными целями.

Проблемная зона нового закона — это, прежде всего, безграмотное и размытое определение «политического». Уверен, что к «политическому» в наших реальных условиях будет скопом отнесено все, что можно трактовать как вторжение в прерогативы родной бюрократии. Естественно, со всеми вытекающими последствиями.

Между тем, все НКО, каждое в своей сфере, занимаются именно политикой. Гражданской политикой. В сфере экологии, образования, борьбы с наркотиками, пропаганды здорового образа жизни, социальных инициатив и так далее. Гражданская политика — это нормальное занятие для десятков тысяч таких организаций. Эта политика реально меняет к лучшему жизнь во многих городах и регионах России. Именно здесь есть потенциал для здоровых перемен в обществе. И надо бы бережнее относиться к этому потенциалу. Но новый закон, наоборот, рубит ростки гражданской активности.

Закон загоняет все НКО в плоскость «власть vs оппозиция». Это, конечно, удобно и чиновникам, и радикалам на оппозиционном фланге. Но множество НКО далеки от этого противостояния. По сути, мы получаем искусственную политизацию там, где должен быть нормальный процесс развития гражданского общества.

Но самое неприятное в законе — оскорбительный статус «организация, выполняющая функции иностранного агента». Прямой смысл этой формулы — организация, которая действует в интересах другого государства — неприменим ни к одной из тысяч общественных организаций, получающих помощь в рамках западных благотворительных программ или от неправительственных фондов. Но законодателей это не смущает.

Да, наши некоммерческие организации нуждаются в финансировании. У них большие проблемы с уровнем менеджмента. Есть случаи банального воровства. И да, есть случаи, когда иностранные деньги в некоммерческом секторе экономики работают против России. Но, как и в бизнесе, — это лишь отдельные случаи, а не норма и не правило.

Любая некоммерческая организация собирает деньги на свои уставные цели. Это нормально, это называется фандрайзинг. Проблема в том, что наше законодательство и бюрократия затрудняют донорство со стороны отечественного частного бизнеса, что и приводит к росту доли иностранных денег в бюджетах НКО. Это плохо, но это не превращает никого из них в «иностранного агента». По-моему, видеть во всех гражданских лидерах иностранных лоббистов — это прямой путь к потере взаимного доверия между обществом и властью.

Однако законодатели сейчас явно смешивают деятельность НКО с лоббизмом. Я уже не раз говорил, но повторю: не умея нормально отрегулировать лоббизм как сферу общественных отношений, власть наносит стране серьезный урон.


 
Расскажите об этом друзьям!