Демоверсионная деятельность

 

02.07.2012 КоммерсантЪ

prokhorov

В ближайшую субботу пройдет учредительный съезд партии "Гражданская платформа". О том, каким извилистым путем к созданию этой организации шел бронзовый призер недавней президентской кампании Михаил Прохоров, рассказывает корреспондент "Власти" Наталья Башлыкова.

"Исключить слово "оппозиция" из нашего лексикона"

Поход президента группы ОНЭКСИМ Михаила Прохорова в большую политику начался в мае 2011 года, когда он согласился возглавить партию "Правое дело" и пообещал в случае преодоления ею проходного барьера на выборах в Госдуму оставить бизнес, целиком посвятив себя парламентской работе. Формальный переход бизнесмена в новое качество состоялся на съезде партии 25 июня, по итогам которого обозначились основные контуры концепции партстроительства по-прохоровски. Главными ее пунктами стали жесткое единоначалие с широкими полномочиями председателя (как выражались некоторые партийцы, новый лидер стал "царем, отцом, богом и воинским начальником"), курс на превращение "Правого дела" во вторую партию власти (в связи с чем Прохоров даже предложил "исключить слово "оппозиция" из нашего лексикона") и привлечение в ряды сторонников не только бизнесменов, но и всех людей, "которые сами хотят выбирать, как им жить".
Однако, несмотря на публичную поддержку со стороны некоторых широко известных в России деятелей культуры (включая певицу Аллу Пугачеву, актера Леонида Ярмольника, тележурналиста Александра Любимова и рок-музыканта Андрея Макаревича), реализовать эту концепцию Прохорову не удалось. Накануне сентябрьского съезда, где "Правое дело" собиралось выдвинуть список кандидатов в Госдуму, в партии произошел переворот, в результате которого Прохоров был смещен с поста лидера. В роли заговорщиков выступили сторонники бывшего главы Демократической партии Андрея Богданова, за которыми, по убеждению самого Прохорова, стоял тогдашний первый заместитель главы кремлевской администрации Владислав Сурков, якобы недовольный некоторыми сомнительными, на его взгляд, кадровыми решениями нового лидера правых.
Во второй раз о партийных перспективах Михаила Прохорова заговорили в декабре 2011 года, когда он заявил о намерении баллотироваться в президенты России, а после выборов создать новую партию. Поначалу миллиардер утверждал, что примет решение о целесообразности такого проекта исходя из своего результата на президентских выборах 4 марта, но в итоге объявил о создании партии еще за две недели до голосования.
При этом вторая партийная концепция Прохорова отличалась от первой радикально, поскольку новая структура, по его словам, должна была базироваться на принципиально новых для России сетевых принципах. Как пояснял тогда сам бизнесмен, "сеть — это противоположность вертикали, это равноправие, прозрачность, технологизм, эффективность, поддержка инициативы по горизонтали". Поэтому, например, вместо применявшегося в "Правом деле" принципа единоначалия предлагалась опора на "коллективный разум", который посредством интернета мог бы выявлять "лидеров общественного мнения" и "тех, кто станет костяком партии". А сама партия должна была "охватить всех умных, думающих, граждански ответственных людей". По утверждению соратников Прохорова, первые конференции по созданию новой партии планировалось провести в регионах уже в марте.
Однако после подведения итогов выборов, на которых Михаил Прохоров набрал почти 8% и занял третье место после Владимира Путина и Геннадия Зюганова (что вроде бы подтверждало и весомость его партийных амбиций), разговоры о партийном проекте неожиданно прекратились. Посетители интернет-сайта Прохорова дружно голосовали за вступление в пока еще несуществующую партию (всего за месяц количество ее потенциальных членов приблизилось к 100 тыс. человек) и активно участвовали в конкурсе на ее лучшее название, но сам бронзовый призер президентской кампании упорно молчал. Более того, в конце апреля он даже сообщил, что вообще не уверен в необходимости создания партии и может ограничиться формированием общественного движения.
И лишь в начале июня Прохоров наконец объявил, что все-таки намерен учредить партию под названием "Гражданская платформа". Однако концепция партстроительства снова резко изменилась: по словам бизнесмена, новая структура не имеет мировых аналогов, так как у нее не будет ни идеологии, ни лидера, а в ее состав войдут всего 500 человек (установленная законом минимальная численность партии), непременно имеющих юридическое образование. При этом ни сам Прохоров, ни его наиболее известные сторонники вступать в партию не станут, а смысл ее существования будет состоять в том, чтобы "держать лицензию и позволить лидерам гражданского общества участвовать в выборах". Правда, незадолго до учредительного съезда появилась информация, что и эта концепция опять-таки не является окончательной: по данным ряда СМИ, соратники миллиардера "искренне не поняли "инновационной" схемы будущего партстроительства", так что "Гражданская платформа", возможно, не станет чисто юридической партией, а Прохоров и его видные сторонники все же получат партбилеты.

"Политические партии уже умерли и просто об этом не знают"

Сам бизнесмен, похоже, уверен, что нашел единственно верную модель идеальной современной партии. "Партийная принадлежность в некотором смысле уходит в прошлое,— заявил "Власти" Михаил Прохоров.— Я считаю, что политические партии уже умерли и просто об этом не знают. Мы хотим попробовать новую модель и идем навстречу гражданскому обществу, давая возможность его лидерам о себе заявить. Ведь зачастую люди, даже вступившие в "Единую Россию", просто не могут никуда пробиться". По мнению бизнесмена, сегодня на первом плане находятся не идеологические, а гуманистические и культурные ценности, и именно за них, а не за популистские лозунги будут готовы голосовать избиратели. Приоритетом для новой партии станет участие в осенних муниципальных выборах в городах с численностью населения свыше 500 тыс. человек: "До октября у нас еще есть время, мы проведем консультации и праймериз, посмотрим, какие у нас есть кандидаты. Если такие люди будут, то мы их поддержим. Если мы не найдем таких людей, то заявляться просто так, ради участия, мы не будем".
С тем, что такая не встроенная в систему партия будет востребована в обществе, согласны многие соратники Прохорова. "Он предложил очень красивую вещь: создать партию, которая будет обслуживать интересы гражданского общества,— пояснил глава екатеринбургского фонда "Город без наркотиков", бывший депутат Госдумы Евгений Ройзман.— Приведу вам яркий пример. Я был депутат-одномандатник, знал весь свой округ, работал в нем, побеждал на выборах, но одномандатников вдруг взяли и отменили. Чтобы пройти в Думу и продолжить работу, мне нужно было вступить в какую-нибудь партию. И я искал ту, от которой меньше пахнет, но таких у нас нет".
По убеждению Ройзмана, Прохоров создает партию, кандидатом от которой сможет стать любой гражданин: "Михаил пытается создать партию другого типа, потому что сидеть на жердочке между Зюгановым и Жириновским просто неприлично. И я уверен, что в регионах за ним пойдут". Первые примеры не заставили себя ждать: так, избранные минувшей весной беспартийные мэры Ярославля и Тольятти Евгений Урлашов и Сергей Андреев заверили "Власть", что поддержат любые инициативы новой партии и готовы оказать ей в своих городах всяческую помощь. Что же касается других сторонников бизнесмена на местах, то у них, по его словам, есть время, чтобы все обдумать и принять взвешенное решение.
Впрочем, на некоторых россиян, являвшихся поначалу сторонниками Прохорова, его партийные метания произвели менее приятное впечатление. Первые скандалы возникли еще прошлым летом, когда члены многих региональных организаций "Правого дела" не могли понять, почему их лидеров снимают, а на первые места в думских списках выдвигают никому не известных ранее граждан. Сами пострадавшие винили в этом нанятых новым лидером политтехнологов, мнению которых он безоговорочно доверял, притом что прежние заслуги этих специалистов были, мягко говоря, небесспорными. К примеру, в ходе выборов президента Украины 2010 года эта команда работала на кандидата Арсения Яценюка, который до начала кампании имел рейтинг 13%, а по ее итогам получил лишь 7% голосов.
Последние партийные новации Прохорова тоже пришлись по душе не всем его соратникам. Скажем, бывший член СПС Иван Стариков, который на президентских выборах был доверенным лицом бизнесмена и даже от его имени дебатировал с Владимиром Жириновским, назвал предложенную модель партии "интеллектуальным вымороком". "Я был доверенным лицом Михаила исключительно исходя из того, что у нас совпадали представления о политике и о будущем России,— пояснил Стариков "Власти".— Но если он будет пытаться продолжать вместо политики предлагать эти экзотические инновации, то большое количество сторонников от него уйдет и он нанесет своей репутации очень серьезный ущерб".

"Хочет он того или нет, но является кремлевским проектом"

Независимые эксперты тоже не уверены в том, что неплохой результат Михаила Прохорова на президентских выборах гарантирует его новой партии достаточную поддержку.
"У Прохорова есть две проблемы: нехватка политической интуиции и отсутствие каких-либо нереализованных желаний, которые могла бы воплотить в жизнь политическая карьера,— полагает глава фонда "Петербургская политика" Михаил Виноградов.— То есть для него самого пока непонятно, что ему может дать политика. Мне кажется, что с мартовских выборов Прохоров не совершил ни одного действия, которое работало бы на ожидания его сторонников".
Директор Института избирательных технологий Евгений Сучков уверен, что, будучи в бизнесе человеком, который "сделал себя сам", в политике Прохоров "с самого начала был и остается несамостоятельным". "Дело в том, что человек, имеющий такое состояние, в современной России не может не контактировать плотно с действующей властью, он просто обречен на согласование всех своих политических шагов. То есть хочет он того или нет, но является кремлевским проектом",— отмечает эксперт. В то же время идею создания компактной партии Сучков одобряет: "Любая партия в России — это огромная черная дыра, в которой могут пропасть миллиарды рублей, причем без всякой отдачи. И в этом смысле 500 человек — это на переходный период совершенно правильный подход. Хотя эти люди должны быть не только юристами, но и пользоваться авторитетом в регионах".
В свою очередь, политолог Алексей Мухин считает, что превращение Прохорова в реальную политическую фигуру произойдет лишь после того, как он выполнит хотя бы одно свое предвыборное обещание. "Возможно, в его понимании это и есть настоящая политика: давать обещания и ни одного из них не выполнить. Но такое убеждение неправильно. Вот как только он начнет выполнять свои обещания — создаст и возглавит партию, поучаствует в региональных выборах, причем не просто поддержит на словах какого-то кандидата, а именно поучаствует — вот тогда и начнется политическая карьера Михаила Прохорова",— полагает Мухин.
Наконец, глава социологической службы "Левада-центр" Лев Гудков, ранее считавший Михаила Прохорова весьма перспективным политиком (см. материал "У населения есть запрос на настоящую партию" во "Власти" N18 от 5 мая), теперь в его перспективах не вполне уверен. "В массовое сознание россиян идея новой партии Прохорова еще не проникла, о ней мало кто знает,— пояснил социолог.— Пока то, из чего складывается его поддержка,— это предположения людей о том, кем он мог бы быть, в каком-то смысле это ослабленный вариант Ходорковского. Но в какой степени отвечает этим ожиданиям Прохоров? Тут у меня большие сомнения: скорее его поведение пока вызывает недоумение, чем дает основания судить о том, что он собирается делать".
По мнению Гудкова, партийные метания Прохорова оттолкнули некоторую часть его сторонников, и "теперь ему нужно заново их привлекать, убеждать и обосновывать свою позицию". И хотя число россиян, заявляющих о готовности проголосовать на думских выборах за партию Прохорова, согласно опросам того же "Левада-центра", с прошлого лета заметно возросло (см. график), электорат бизнесмена пока является очень аморфным. "Именно поэтому Прохорову нужно четко заявить о своей стратегии и программе действий. И это должна быть не декларация о намерениях, а политическая повестка для России в целом: какое будущее он видит, как собирается взаимодействовать с Путиным",— полагает Гудков.

 


 
Расскажите об этом друзьям!