М.Прохоров о том, зачем он идет в Президенты

20.01.2012 Михаил Горшков

prokhorovМихаил Дмитриевич, зачем вам это надо - идти в президенты? А вдруг выберут - ведь это другой уровень ответственности. Да и страна - не банк, не предприятие… Готовы к этому?

- Да, готов. Это было непростое решение. Я понимал, что после него жизнь моя полностью изменится: в ней не останется ничего частного или личного, я значительно ограничу свою свободу, мне придется отказываться от предпринимательской деятельности, которая всегда была для меня во многом смыслом существования. Я перестану быть частным лицом и буду вынужден отчитываться за каждое свое слово и каждое действие. Кого может порадовать такая перспектива? Но, с другой стороны, на весах лежит слишком многое. Я абсолютно убежден, что наша страна, наше общество нуждается в изменениях. Что у нас сейчас происходит накапливание ошибок, которые в весьма недалеком будущем могут привести к катастрофе. И если у меня есть возможность попытаться изменить эти процессы, то я не имею права пожать плечами и пройти мимо. Тут личные желания и предпочтения приходится забывать - и делать то, что ты должен делать.

- Как вы относитесь к распространенному мнению о том, что политика - грязное дело? У вас никогда не возникало мысли, что зря вы ею занялись?

- Жизнь вообще грязное дело. Если раскрыть шкаф приватной жизни любого человека и начать рассматривать его биографию под лупой, сообщая результаты всему миру, - вряд ли найдется хоть кто-то, кого строгая мировая общественность признает ангелом. Политику же приходится в ущерб всякому здравому смыслу придавать себе вид ангелоподобности. Он должен говорить не то, что он думает, а то, что он обязан говорить, он должен просчитывать результаты своих действий, как шахматист, на десять ходов вперед. В политике часто не так важна персона, как сумма факторов, которые давят на эту персону. Когда я принял решение пойти в политику, я прекрасно знал, что меня ждет, так что о сожалениях речь не идет.

- Вашу кандидатуру на президентские выборы поддержали больше 2 миллионов человек. Нет сомнений в том, что вас просто не допустят до выборов?

- Ситуацию с выборами в нашей стране трудно назвать безукоризненной - слово «безобразная» тут было бы более уместно. Так что я ничего исключать не могу.

- Вы говорили о том, что надо менять экономический курс развития страны. Чем он не устраивает, ведь жить-то стали лучше…

- «Лучше» - по сравнению с теми временами, когда нефть стоила по 12 долларов за баррель, а страна мучительно переходила от старой экономической системы к принципиально новой? Ну да, лучше. Это как в анекдоте - «мы неизбежно будем жить лучше, потому что хуже уже некуда». На самом деле сейчас мы попали в невероятно благоприятные условия, когда цены на энергоносители уже десять лет позволяют нам оставаться на плаву без особых усилий с нашей стороны. Как только цены пойдут вниз, а это произойдет неизбежно, мы окажемся в тяжелейшем положении. Вместо того чтобы воспользоваться такой удачей и создать за эти годы эффективную экономику, конкурентоспособное производство, развитое гражданское общество, качественную транспортную сеть, решить многочисленные проблемы образования, здравоохранения и жилья - мы бездарно проедаем льющиеся нам на голову миллиарды. Мы вырастили одну из самых мощных коррупционных систем в мире, развратили наше чиновничество баснословными взятками и превратили Россию в сырьевой придаток мировой экономики, зависящий от сиюминутной ситуации на рынке энергоносителей.  Это не называется «жить лучше», это называется - «уверенно, с песнями и плясками, брести к пропасти».

- Почему, на ваш взгляд, с таким скрипом воплощается идея модернизации экономики?

- Потому что эта модернизация на самом деле никому из тех, кто находится сегодня у власти, не нужна. О ней приятно поговорить по телевизору, пообщаться на эту тему с молодыми учеными, на международном форуме произнести несколько внушительных фраз. Но модернизация экономики потребует в первую очередь, чтобы власть выпустила из рук многочисленные рычаги воздействия на бизнес, на суды, на СМИ. На что существующая власть добровольно не пойдет никогда, так как это будет означать для нее начало весьма неприятного конца.

- Любые проекты, реформы, коррекции требуют профессионального подхода. А есть ли у нас тот кадровый потенциал, который смог бы обеспечить прорыв?

- Да, безусловно. У нас по-прежнему много чрезвычайно талантливых людей, которыми Россия всегда была богата - невзирая ни на что.

- Можете назвать тех, кого бы вы поставили на ключевые посты в правительстве?

- У меня есть общественный совет. И многие люди, вошедшие в него, могут на это претендовать. Но вообще я сейчас нахожусь в самом начале формирования команды, так что двери не закрыты. В Татарстане, кстати, много талантливых организаторов. Буду присматриваться.

- Вот вас все знают прежде всего как одного из самых богатых людей России. А к богатым у нас отношение сами знаете какое. Как это отношение изменить?

- Сделать так, чтобы богатство в нашей стране перестало быть признаком близости к власти. Чтобы уважение к частной собственности начиналось с уважения к самому маленькому бизнесу, к самой крошечной палатке чистильщика обуви, грубо говоря. Чтобы ни один мэр или губернатор не мог снести твой гараж, закрыть твой ларек или отнять твой дачный участок, потому что они ему помешали. И, конечно, нужно позволить самому широкому кругу граждан свободно зарабатывать, не кормя свору чиновников. У нас в «Норильском никеле» многие рабочие были рублевыми миллионерами - среди них вы вряд ли встретили бы яростных противников богатства и зажиточности.

- Есть ли у нас шансы получать нормальные зарплаты, пенсии, стипендии?

- Да. Россия - богатая страна. Она может позволить себе очень мощную поддержку тех слоев населения, которые нуждаются в помощи, если власть не будет мешать зарабатывать тем, кто может прокормить себя самостоятельно. Сейчас у нас крайне сложно заниматься предпринимательской деятельностью и создавать высокооплачиваемые рабочие места, в результате бюджет недополучает налоги, и соответственно приходится урезать социальные статьи расходов. Получается такой безнадежный замкнутый круг, который я намерен разорвать.

- У вас завтра запланирована встреча с казанцами. Кроме нее, что еще планируете в нашем городе?

- Я поддерживаю ассоциацию студенческого баскетбола и передаю нашим молодым игрокам технологии подготовки спортсменов NBA. Завтра вечером тут финальная игра студенческой лиги. Будем играть.

- Вам хватает времени заниматься столькими делами сразу? Сколько ваш рабочий день продолжается?

- Начинается он с того момента, как я проснусь, и заканчивается, когда мне удается добраться до постели. Это нормальный график, я живу так всю жизнь.


 
Расскажите об этом друзьям!