Прохоров: "В России очень размытые границы ответственности между Министерством спорта, региональными властями и федерациями"

02.08.2012 Коммерсантъ

 

prokhorovРоссияне продолжают борьбу за олимпийские награды. Ведущая "Коммерсантъ FM" Маргарита Полянская узнала, как болеет за сборную бизнесмен Михаил Прохоров.

— Вы за Олимпиадой, собственно, следите?

— Да, конечно. У меня постоянное мучение между работой, между встречами, все время стараюсь смотреть.

— Что сейчас перевешивает: работа или все-таки Олимпиада?

— Я так думаю, что "фифти-фифти".

— А за какими видами спорта вы особенно следите?

— Ну, я слежу за многими видами спорта. Дело в том, что у меня отец в свое время работал в спорткомитете, был начальником управления внешних связей, вот той красной машины спортивной, которая всех громила в течение 25 лет. Поэтому я с пятилетнего возраста слежу практически за всеми видами спорта.

— Сейчас есть как-то разочарование или, наоборот, радости какие-то из тех результатов, которые уже показали наши спортсмены?

— Конечно, я думаю, что все мы болеем за нашу команду, и хотелось бы, чтобы наши ребята выступали лучше, но еще наши виды спорта впереди, хотя, конечно, пловце не порадовали. А дзюдоисты просто преподнесли, по-моему, блестящий сюрприз для всех.

— Но вот несмотря на то, что "наши" виды спорта, они еще впереди, все-таки в целом как вам выступление российской сборной? Многие, конечно, эксперты говорят, что, как-то совсем все печально и вообще все хуже, чем ожидали.

— Мы всегда так устроены, что, когда мы едем на Олимпиаду, у нас такой всегда повышенный оптимизм. Это, наверное, неплохо. Здесь, мне кажется, вопрос заключается в том, что надо сравнить нашу спортивную систему, как она функционирует, со спортивными системами других стран, ну, в частности, Америки и Китая, как двух наиболее сильных спортивных держав. Вот здесь очевидно, я, как человек, который занимается спортом, я напомню, что являюсь президентом Союза биатлонистов России, вижу некоторые системные проблемы, которые существуют в большом спорте.

— Например? Которые сейчас повлияли так, влияют на Олимпиаду, на чемпионат.

— Я думаю, что у нас просто очень нечеткие, размытые границы ответственности между Министерством спорта, региональными властями и федерациями. Существует много таких, знаете, мелких затыков, даже не крупных, которые в целом не позволяют системе более эффективно развиваться, чем могли бы двигаться.

— А разве такого не было, допустим, в том же Советском Союзе? У нас вот господин Зюганов говорил, что вот потеряли мы систему, потеряли, собственно, вот эти особенности подготовки спортсменов, которые там тот же Китай у нас перенимал. Вы согласны с такой точкой зрения?

— Я не совсем согласен. Да, действительно, в Советском Союзе была определенная система подготовки. На тот момент она была самой совершенной в мире. Только давайте не будем забывать, что до 1991 года приблизительно в ведущих странах большой спорт был любительский, а у нас он де-факто был в Советском Союзе профессиональный, это был такой престиж страны. Но вот с начала 90-х годов мы потеряли кое-что, как известно, в силу, в основном, экономических причин, в связи с распадом большой страны. А на Западе фактически любительский спорт превратился через клубы в де-факто профессиональный. И преимущество западных стран в технологии и в производстве высокотехнологичных товаров быстро конвертировалось в определенный позитивный результат в большом спорте, то есть если сравнить большой спорт сейчас и там 25 лет назад, то технологичность спорта, так сказать "хайтечность" спорта, она значительно выросла. Советскую систему за основу, мы знаем, и Германия ее брала, и некоторые другие страны, или модель, они ее развили, изменили довольно сильно, поэтому сравнивать то, что было 25 лет назад и сейчас, честно говоря, некорректно.

— Мне кажется, теперь уже догнать вот своих соперников, слишком много лет для этого потребуется.

— Я думаю, что, в принципе, если посмотреть по циклам, для того, чтобы догнать, нужно два олимпийских цикла в тех видах спорта, где мы критично отстаем. И здесь вопрос не в том, чтобы выявить каких-то 1-2 звезды, а это вопрос подъема всей системы, чтобы эти звезды попадали все больше и больше. Это вопрос, начинать надо с детского вида спорта и смотреть всю систему.

— Сейчас мы смотрим, как организована Олимпиада в Лондоне, есть там уже и скандалы, есть и какие-то проблемы с организацией, пустые места, очень много спекулянтов. Как вы думаете, удастся нашим властям как-то оценить результаты лондонской Олимпиады и как-то учесть их при Олимпиаде в Сочи?

— Я надеюсь, что, естественно, любой чужой опыт надо использовать и постараться сделать так, чтобы наша Олимпиада в Сочи прошла как можно лучше.

— А какие, например, проблемы стоит учесть нашим властям при подготовке, хотя тут осталось уже совсем мало?

— Нам надо как можно скорее достроить олимпийские объекты, и, конечно, продумать очень четко логистику, как будут перемещаться гости Олимпиады и спортсмены до соревнований с учетом той специфики, которая есть в Сочи. И вот лично мне как руководителю биатлона очень бы хотелось, чтобы уже мои объекты были запущены перед этим сезоном, чтобы наши спортсмены имели возможность конкурентного преимущества по отношению к другим спортсменам, чтобы мы могли уже обеспечить подготовку спортсменов уже в этом году, как можно раньше.

— Ну и последний у меня вопрос: вот сейчас мы на 9-м месте в общем зачете. Ваш прогноз, какое у нас будет итоговое место?

— Я думаю, что мой прогноз не отличается от всех остальных: у нас будет либо 3-е, либо 4-е место. Причем, более того, сейчас неизвестно, кто будет на 3-м месте, потому что Великобритания довольно много медалей своих тоже потеряла.


 
Расскажите об этом друзьям!