Михаил Прохоров: «Я реально верю в любовь. Просто не встретил еще свою вторую половину»

Михаил Прохоров ответил на вопросы слушателей и зрителей радио и телевидения «КП» в прямом эфире/07-09-2011

                                                                                                  

СТЕНОГРАММА ПРЯМОГО ЭФИРА

Яковлев:

Вы слушаете радио «Комсомольская правда», а также мы приветствуем всех зрителей нашего телеканала. Это «Прямая линия». Для вас работают Александр Яковлев и заместитель редактора отдела политики газеты «Комсомольская правда» Александр Гамов. Ну а гость, конечно же, лидер партии «Правое дело», предприниматель Михаил Прохоров. Михаил Дмитриевич, здравствуйте. Огромное количество вопросов пришло к нам и на сайт, и на фейсбук. С чего начнем?

О СРЕДНЕМ КЛАССЕ

Яковлев:

– Наталья спрашивает, как вы относитесь с изменению размеров страховых взносов, одобренных на днях президентом. Как это отразится на простых гражданах?

Прохоров:

– Я отношусь к этому предложению отрицательно. Мы все время говорим о том, что нужен средний класс, а делаем ровно наоборот. То есть мы делаем все, чтобы наши граждане не стали средним классом. Это происходит у нас не только в вопросе страховых взносов, но и происходит в вопросах, например, пенсионного обеспечения. То есть, если у вас зарплата выше 14-15 тысяч рублей в год, то сверх этой суммы никакие социальные программы уже не работают. То есть мы на деле говорим одно, а на практике у нас ровно другое. Поэтому моя позиция следующая – нужно вернуть все социальные налоги и сборы обратно, те, которые были, и больше не мешать малому и среднему бизнесу. И я уверен тогда, что страну мы не узнаем уже через несколько лет.

ОБ ОТМЕНЕ ДЕПУТАТСКОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ

Яковлев:

– Есть еще несколько вопросов с сайта. Спрашивает Михаил Петухов: «Слабо ли вам на первой сессии в Госдуме с участием вашей партии ввести в Госдуму два законопроекта об отмене депутатской неприкосновенности. И во-вторых – об увеличении сроков за коррупцию государственных должностных лиц от 22 лет вплоть до пожизненного лишения свободы с конфискацией имущества?»

Прохоров:

– По первому вопросу – точно не слабо. Это было мое предложение на большой конференции. Я считаю, что большое количество людей не пойдут в Госдуму, многие из них идут за мифической неприкосновенностью. А мы в Думу идем работать. Что касается второго вопроса, у нас есть более широкая система, которая, на наш взгляд, будет более эффективна, чтобы заставить чиновника не путать государеву службы и бизнес. Это одна основная проблема.

О БАНКОВСКОМ КРЕДИТОВАНИИ

Звонок:

– Здравствуйте, меня зовут Елена, я живу в Калининграде. У меня возраст уже 54 года, мужу – 56. Мы воспитываем двоих приемных детей. Я хочу увязать этот вопрос с банковской системой. Если мы сейчас обратимся в банк, мы собираемся купить землю, на это мы накопили. А вот на домик нам бы хотелось взять заем в банке, то нам откажут. По той причине, что мы уже в возрасте и плюс у нас иждивенцы. Примерно такая же ситуация была у моей начальницы на работе, когда она получала квартиру. И плюс однажды даже моей беременной подруге отказали в ссуде, потому что она беременна и скоро уйдет в декрет. Как ваша партия собирается рассматривать вопрос взаимоотношений семьи, имеющей детей и банковской сферы, которая нас выпихивает и не хочет нам помочь решить наши материальные проблемы, потому что мы ж не сидим сложа руки, а мы хотим как-то развиваться и, может быть, открывать свой бизнес…

Прохоров:

– Первый вопрос, который нужно решить – нужно решить вопрос с собственностью на землю. У нас отсутствует рынок земли в том смысле, какой он должен быть. Чтобы он мог быть элементом залога, чтобы банковская система принимала это в обеспечение. Здесь очень много простой и понятной работы, которая по непонятным мне причинам еще до сих пор не сделана. И второй вопрос – это, конечно, доступность банковского кредитования. А так как у нас нет рынка земли, то под эту землю можно было бы напечатать, как актив, большое количество денег. Увеличить денежную массу и сделать нормальную государственную программу поддержки как раз, чтобы семьи имели возможность иметь землю, а землю, вы знаете, мы предлагаем бесхозную отдать бесплатно, а под домами многими, где муниципалитеты владеют землей, нужно тоже передать бесплатно. Гаражи, которыми наши граждане владеют, надо тоже отдать бесплатно, потому что люди должны стоять на двух ногах на нашей земле, а не висеть в воздухе. Более того, добавлю, что такие законы, как олимпийский сочинский закон, надо тоже отменить. Не имеет право государство ради благих целей силовым образом у граждан забирать землю. Надо договориться выкупить за те деньги, за которые гражданин готов продать. Вот если мы всю цепочку простроим, когда у нас таких проблем не будет и будет достаточное количество и денег у банков и, например, у политика субсидирование процентных ставок для семей, которые хотят иметь собственные дома…

Звонок:

– Здравствуйте. Меня зовут Федор Федорович. Я обращаюсь к вам, господин Прохоров, за помощью. Я из Тверской области, город Кимры. Обращаюсь за помощью моей 85-летней маме. Ей 18 сентября исполнится 85. Дело в том, что, как ветеран Великой Отечественной войны и как вдова участника войны, она обращалась за помощью по поводу ремонта ее квартиры. Все эти обращения опущены на низа, и ее фактически продинамили, отказали ей.

Прохоров:

– У нас есть региональное отделение, возглавляет его Орехов. Просьба обратиться к нему, а я сегодня поставлю на контроль. Было плохо слышно, хотелось бы знать нюансы.

ОБ ИМИДЖЕ ОЛИГАРХА-КРОВОПИЙЦЫ И СВОИХ МОЗОЛЯХ

Яковлев:

– Есть любопытные вопросы. Спрашивает вас Маша: «Михаил, как вы относитесь к бывшему руководству СПС, в частности – к Чубайсу?»

Прохоров:

– С Анатолием Борисовичем мы знакомы довольно давно. Я считаю, что это яркий, талантливый человек. Лично я Чубайса уважаю.

Гамов:

– Богатых на Руси не любили особенно никогда. 70 лет Советской власти, лихие 90-е вытравили из народа по сути понимание того, что много денег можно заработать честным путем. Как вы думаете переломить эту ситуацию, имидж кровопийцы-олигарха? Или вас устраивает широкая народная нелюбовь?

Прохоров:

– Я с такой постановкой вопроса не согласен. Я считаю, что у нас на Руси не любят тех, кто ворует и врет. А тех, кто работает и умеет нормально зарабатывать, всегда уважали. У меня есть личный пример. Я был генеральным директором «Норильского никеля». У меня были отличные отношения с нашими сотрудниками. Причем абсолютно со всеми. И с моими заместителями, и с рабочими. Да, мы спорили. У нас могли быть разные взгляды. Но мы всегда достигали в итоге консенсуса. И компания шла вперед. В результате нашей совместной работы простые рабочие, которые были акционерами компании «Норильский никель», стали рублевыми миллионерами. Вот, собственно, это и есть такой союз труда и капитала.

Гамов:

– То есть вы не кровопийца-олигарх?

Прохоров:

– Вы знаете, много у вас ярлыков есть. Я считаю себя тружеником. Я работаю очень много. И те люди, которые работают и имеют цель хорошо жить, они должны работать. Чудес не бывает.

Гамов:

– У вас мозоли есть?

Прохоров:

- У меня есть, конечно же. Пожалуйста.

Гамов:

– Точно, у Прохорова есть мозоли.

Яковлев:

– Вы работаете. А сколько ваш рабочий день продолжается? Сколько спите?

Прохоров:

– Я сплю не больше шести часов. Рабочий день у меня продолжается от 12 до 15 часов. Обязательно два часа в день – спорт. Это за пределами рабочего дня.

О КОНКУРЕНЦИИ С ШОЙГУ

Звонок слушателя:

- Добрый вечер. Говорит Красноярск. Пресс-центр «Комсомольской правды», где сегодня собрались достаточно много представителей бизнеса и сторонников новой партии.

Прохоров:

– Земляки.

Красноярск:

- У нас такой вопрос возник тут. Мы про Красноярск, если можно. По вашему мнению, выдвижение Сергея Шойгу в Красноярском крае – это реакция на вас как на кандидата и на обновленное «Правое дело»? И вообще, насколько для вас осложнит кампанию то, что по Красноярску «Единая Россия» пойдет под знаменами Шойгу?

Прохоров:

– Мне очень лестно, когда я объявил о том, что я пойду лидером списка в местное законодательное собрание, что «Единая Россия» выставляет одного из самых популярных политиков – Сергея Шойгу. Я считаю, что это делает мне честь. И вся страна будет наблюдать, как будут происходить выборы, кто победит – Шойгу или Прохоров. Мне кажется, это интересно.

ОБ АЛЬТЕРНАТИВНЫХ ИСТОЧНИКАХ ЭНЕРГИИ

Звонок:

– Меня зовут Алексей, я из Ставрополя. У меня вопрос к Михаилу следующий. На данный момент, насколько я знаю, в России изобретено очень много альтернативных источников электроэнергии, то есть бестопливных, которые не требуют никакого топлива. Они работают на магнитах и так далее. Но почему-то ни одно из этих изобретений не внедряется в нашей промышленности. Но ведь любое из этих изобретений может полностью отменить необходимость в электрической системе вообще. Вы как президент готовы взять и начать внедрять эти абсолютно новые технологии в России?

Прохоров:

– Я пока не президент.

Гамов:

– И даже не депутат.

Прохоров:

– Но я абсолютно согласен с тем, что весь мир идет по развитию альтернативных источников энергии. А мы в этом смысле идем традиционным путем. Но для того, чтобы альтернативные источники энергии стали эффективными, необходима на первом этапе государственная поддержка. Например, доплата за то, что себестоимость на первом этапе более высокая. Наша система сейчас не предполагает такой механизм. Я сам очень много занимался альтернативными источниками энергии. У нас есть огромный запас возможностей развивать их. Но программа у нас есть, в нашей программе действий правительства мы энергетике посвятим довольно много глав, в том числе альтернативная энергетика там отражена.

О ЛИДЕРСТВЕ И АУТСАЙДЕРСТВЕ

Гамов:

– Михаил Дмитриевич, а если с вашей партией будет то же самое, что с нашими биатлонистами чаще всего сейчас происходит, то есть вам не хватит дыхания, энергии и вы не сможете нормально пройти эту дистанцию и оказаться в Госдуме, как вы тогда? Сложите с себя полномочия лидера партии? Или будете ждать следующих выборов, бороться? Мы, конечно, не желаем вам такого, но вдруг?

Прохоров:

– Во-первых, с нашими биатлонистами все в порядке. Мы ведем большую системную работу по перестройке нашего биатлонного хозяйства, от детских школ до команды мастеров. И если кому-то не хотелось замечать, что мы отстаем от лидеров биатлона, то мы всегда говорили об этом во всеуслышание. И пока нас по голове не ударит какой-то результат, мы не почешемся. Представьте себе, что женскую эстафету мы выиграли, все бы опять успокоились: ну ладно. Типа, вроде как ничего, опять пронесло. Я даже рад, что такой был результат. А что касается меня, я даже в бизнесе любой проект делаю на базе десяти лет. Что касается партии, то это минимум пятнадцатилетний проект для меня.

Гамов:

– Если кто-то ждет, что Прохоров после возможного поражения на выборах уйдет из политики, тот не дождется.

Прохоров:

– Вопрос лишь заключается в том, по прошествии определенного количества времени я должен сам для себя решить – у меня есть талант политика или нет. Если такого таланта нет, это определяют граждане нашей страны, то тогда что говорить.

Гамов:

– А вы как сами считаете – есть у вас талант или нет?

Прохоров:

– Я человек уверенный, но сомневающийся.

Яковлев:

– Михаил Дмитриевич, давайте представим, Путин или Медведев станут президентом. А вам предложат стать премьером кто-то из них. Согласитесь?

Прохоров:

– Я всегда в своей жизни работал не за посты, а за то, чтобы была идея. Я хочу знать, какая программа развития. Если программа развития страны не совпадает с моим видением, я никогда не соглашусь. Если есть компромисс в развитии, есть много точек пересечения, тогда я этот вопрос готов рассматривать. Мне кажется, я был бы неплохим премьер-министром.

О ЛЮБВИ, СЕМЬЕ И ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ

Гамов:

– В своей первой большой публичной речи, которая многих взяла за душу, вы призывали в ряды своих сторонников отцов семейств и матерей.

Прохоров:

– Глав семей.

Гамов:

– В семьях и жена бывает главой.

Прохоров:

– Мы говорили «главы семей – мужчины и женщины».

Гамов:

– Которым не безразлично будущее страны. Потому что в ней будут жить их дети. Но ведь вы – холостяк. Откуда вам знать нужды и чувства этих избирателей?

Прохоров:

– Простите, у меня есть семья. У меня есть сестра, племянница. У нее три месяца назад родилась дочка. Поэтому мне точно есть за кого нести ответственность.

Яковлев:

– То есть, если вы станете президентом, мы окажемся без первой леди?

Прохоров:

– Я никогда не загадываю так далеко. Сначала нужно показать результат на выборах в Думу. Мечтать можно долго, но это будет пустая болтовня языком. Вот есть выборы – покажи себя. после этого, если партия успешная, наберем близко к 15 %, тогда любая успешная партия просто обязана выставлять своего кандидата на президентские выборы. А жизнь покажет.

Гамов:

– Я многие годы занимаюсь с политиками, это мои любимые герои, это моя работа. И я вам могу сказать по секрету, а вы никому не рассказывайте, что женатый политик вызывает больше доверия, чем неженатый. Вот как вы к этому относитесь?

Прохоров:

– Я, знаете, отношусь очень серьезно к личной жизни. И это может показаться странным, но я реально верю в любовь. Просто я реально не встретил свою вторую половину. Я надеюсь, что ее встречу. И если встречу, я уверен, что это сделаю с первого взгляда.


Гамов:

– А как вы можете сейчас в кого-то влюбиться, если у вас такой жесткий график, напряженная жизнь?

Прохоров:

– Жесткий график позволяет более жестко влюбиться.

                                                             

О ГУБЕРНАТОРСТВЕ И «Ё-МОБИЛЯХ»

Яковлев:

– Виктор Рязанов у нас на фейсбуке спрашивает: «Почему бы вам сначала не потренироваться как глава какого-нибудь региона России, мы посмотрим, на что вы реально способны». Но это вопрос, наверное, к президенту все же, но тем не менее.

Прохоров:

– Я управлял «Норильским никелем». А это фактически регион. Мы формировали бюджет Красноярского края тогда на 50 % и на 30 % - Мурманской области. Поэтому эта работа была мне знакома. Я отвечал не только за производство, за все виды жизнедеятельности. За ЖКХ, за социалку, за обеспечение бюджетников, которые работают в Норильске. Это все было очень похоже. Был и бизнес, и социальная сфера. В принципе, мне работа губернатора неинтересна.

Яковлев:

– Два дня нам звонили в эфир со словами: «А можно Прохорову задать вопрос?»

Гамов:

– Многих интересует вопрос, еще весной вы принимали предварительные заявки на «Ё-мобиль». И за неделю тогда собрали 100 тысяч и закрыли эту лавочку. И некоторые записались в первые часы под различными номерами. И им ответили по Интернету один раз, и тишина. Когда появятся все-таки живые авто, потому что многим людям пора менять машину и они хотят именно прохоровский «Ё-мобиль». Сколько ждать еще или покупать другую?

Прохоров:

– Я очень благодарен всем, кто верит в этот проект. Мне такая массовая поддержка наших граждан была очень приятна и воодушевляюща. Потому что такое количество скептиков, но вот люди проголосовали, причем, заявок пришло больше 160 тысяч. Машину мы планируем выпустить в четвертом квартале следующего года. Это беспрецедентно быстро от начала объявления проекта до реализации в виде уже готового выпуска. Мы выпускаем 25 тысяч автомобилей, из них 20 тысяч автомобилей и 5 тысяч – это детали, которые пойдут в сервисы. Это первый этап.

О ПРИВАТИЗАЦИИ И ВАУЧЕРИЗАЦИИ

Звонок:

– Я Игорь из Москвы. Здравствуйте. Михаил Дмитриевич. Вот ваучеры когда откладывали, вот так хорошо сказали, в «АиФ» я читал, что все акционеры «Норильского никеля» стали миллионерами. А я чего-то даже не ощущаю этого дела.

Прохоров:

– Вы куда свой ваучер вложили?

Игорь:

– В «Норильский никель», когда ваучеризация была. Я думал, что это прибыльное предприятие.

Прохоров:

– Вот смотрите, я вам дам статистику. Когда акционерами становились работники предприятия, не я отвечал за ваучеризацию, это не мой был проект, я знаю, что от рабочих до директора получали от 500 до 800 акций. Многие потом еще дополнительно покупали. Так вот эти люди получили при приватизации бесплатно эти акции. И цена предприятий выросла настолько, что люди стали рублевыми миллионерами. Вот за это я могу точно вам поручиться.

Звонок:

– Здравствуйте. Я звоню с Ростовской области, Попова Ирина Николаевна. Я читала очень много о программе «Правое дело». У меня вопрос – нуждаетесь ли вы в сторонниках своих?

Прохоров:

– Конечно, нуждаемся.

Яковлев:

– Еще один вопрос от читателей сайта. «Михаил Дмитриевич, обращаюсь к вам от имени миллионов мам и пап нашей с вами страны, – спрашивает Галина Анисимова. – В нашей стране крайне либеральное наказание за педофилию и производство и распространение детской порнографии. Просто неприлично либеральное. Исправьте это». Будете исправлять?

О НЕСБЫВШЕЙСЯ МЕЧТЕ И СТИХАХ

Прохоров:

– Я с Галиной Леонидовной абсолютно согласен, будем исправлять. Потому что эта угроза для жизни наших детей является в некотором смысле очень острой и эту проблему надо решать немедленно.

Гамов:

– Насколько нам известно, биатлонистка Екатерина Юрлова на днях презентовала сборник стихов. Где эту книжку можно купить и кто ваш любимый поэт? И можете ли вы процитировать здесь, прямо сейчас, в прямом эфире, стихи?

Прохоров:

– Я довольно много знаю стихов, я вам открою маленький секрет – я собирался филологом быть.

Гамов:

– А вы сами пишете стихи?

Прохоров:

– Я писал в школе стихи. Но в какой-то момент я понял, что я не филологический мальчик. У меня сестра филолог, и, видимо, под ее влиянием я много читал. Но в какой-то момент я понял, что филология не мое. И до сих пор не жалею. Дело в том, что я много очень занимаюсь благотворительностью и у меня там очень серьезный есть эксперт. Но как только намеком говоришь о том, что тебе нравится, тебя начинают грузить сразу. И поэтому, чтобы не пострадали благотворительные программы, пока я активный благотворитель, я себе дал слово – о своих культурных пристрастиях не распространяться, иначе пострадает большое количество людей, которые могут не получить заслуженной помощи.

Гамов:

– Но о поэзии Екатерины Юрловой вам что-то известно?

Прохоров:

– Нет, неизвестно. Это пробел в моей биографии, я обязательно ей позвоню и прочитаю ее книгу. Спасибо за подсказку.

О ВЫСОКИХ ЗАРПЛАТАХ В СПОРТЕ

Звонок:

– Здравствуйте, Кириллов из Ханты-Мансийска беспокоит. Михаил Дмитриевич, я хотел спросить у вас, вы, как любитель спорта, я, кстати, обожаю баскетбол. Скажите, пожалуйста, вы смотрели последний чемпионат мира по легкой атлетике?

Прохоров:

– Конечно, смотрел.

Кириллов:

– Ну, как болельщика, меня шокировало, зная немножко зарплаты футболистов, я с ужасом узнал, что нашим героям, вот этим медалистам, была выдана премия в размере 7000 долларов за золото и 5000 за серебро. Можете вы подтвердить, как это в биатлоне происходит? Какие примерные суммы за победу на чемпионате мира у наших спортсменов? И как вы считаете, при нынешней инфляции и нынешних ценах победа на чемпионате мира в 7000 долларов – это соизмеримо?

Прохоров:

– Вопрос понятен. Этот вопрос обсуждается сейчас везде в мире. Есть виды спорта, в основном, игровые, где высокий телевизионный рейтинг, где зарплата спортсменов зашкаливает. Есть медальные виды спорта, в которых деньги очень небольшие, так скажем. Как решить этот вопрос, думаю, что никто не придумает. Определяет рынок. Если есть спрос на рекламу на телевидении, тогда там заработки будут выше. Что касается наших выдающихся атлетов, которые достигают результатов, то мой фонд довольно много поддерживает. У биатлонистов у нас есть программа, которая четко расписывает все призовые и заранее в начале сезона о них известно. Были особые призовые за Олимпиаду, которые мы решением Союза биатлонистов России выделили. Это наш секрет. Вы это можете спросить у тех, кто выигрывал олимпийские медали. Единственное, за что я могу поручиться – что экипировка и оснащение всех сборных страны в настоящий момент находится на самом высшем уровне. Вот от юношеских сборных до первой сборной экипировка не отличается. То есть, мы это уже обеспечили. Сейчас занимаемся другой, более тяжелой задачей – нам нужно поднять детские школы и детских тренеров на новый уровень. Это очень тяжело. Это занимает большое количество времени, поэтому мы сделали программу 2020 года и она у нас успешно реализуется. Мы несколько десятков школ экипируем в течение одного года.

О СОЗДАНИИ РАБОЧИХ МЕСТ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

Звонок:

– Здравствуйте. Я звоню из Владивостока. В силу сложившихся обстоятельств Дальний Восток сейчас находится в такой ситуации, что отсюда в поисках работы уезжают люди. Намерены ли вы, Михаил, создавать рабочие места на Дальнем Востоке?

Прохоров:

– Конечно, несомненно. Владивосток, Находка являЮтся форпостом нашей страны. Но у нас нет вообще долгосрочной программы развития, к сожалению. И если будет уезжать молодежь из Владивостока в поисках лучшей жизни, а я читал жуткую статистику, что из выпускников университета 80% уехало за границу. Это жуткая статистика. Если мы не построим новые заводы и фабрики, где будут престижны высококвалифицированные рабочие места и востребованы на рынке труда и мы будем терять в течение трех лет, как статистика говорит, по полтора миллиона человек, у нас и так-то не хватает 142 миллионов человек для освоения всей нашей территории, то мы в некотором смысле свою территорию не будем удерживать. В новой глобальной экономике человек должен осваивать территорию и на ней работать. Если этого не происходит, территорию можно потерять.

О ВСТУПЛЕНИИ РОССИИ В ЗОНУ ЕВРО

Гамов:

– Михаил Дмитриевич, когда вы сказали, что России нужно войти в зону евро, многие перестали относиться к вам всерьез. Неужели вы и вправду думаете, что альянс с западом поможет России, которая для запада всегда была и остается врагом. Вы что, «Великую шахматную доску» Бжезинского не читали? На этой книге воспитаны все нынешние и действующие западные политики, политологи, в том числе и молодые.

Прохоров:

– Подождите, мир же меняется. Сейчас никто из европейских стран не угрожает нам войной. Это абсолютно новая ситуация в истории мирозданья. И сейчас идет системный кризис. Суть его в том, что идет изменение мироустройства. У нашей страны есть уникальный шанс попробовать вернуть себе лидерство. Для этого мы должны сделать проект собственной страны. Спроектировать, что мы хотим, где наши сильные стороны, где слабые, поставить цели и пойти дальше. Почему я предлагаю стать ведущей экономикой европейской в течение 7-10 лет? Сейчас сложилась уникальная ситуация, когда Европе тяжело. И у нас есть свои проблемы. И вот если мы посмотрим внимательно список проблем наших и европейских, если мы их вместе схлопнем, то выиграет и Россия, и укрепит свой суверенитет, и выиграет Европа. Почему? Потому что странный довольно суверенитет, который построен только на добыче нефти и газа, а мы реально ничего не производим, и на том, что у нас остались от Советского Союза еще там ядерные боеголовки. Это не сильный суверенитет, потому что конкуренция сейчас проходит в другой линии. Насколько эффективно страна может производить высококлассный добавленный продукт. Таких заводов и фабрик у нас очень мало. Мы должны поставить целью и мы ставим ее – это новая индустриализация. Это никак не отменяет развитие постиндустриальной экономики, про которую много очень говорят и слушатели, наверное, много слышали про этот термин. И это правда. Но сервисная экономика развивается только тогда, когда есть работающие. А у нас количество работающих уменьшается и мы пытаемся развить сервисную экономику по отношению к кому? К чиновнику и к охраннику? Это невозможно. В этом как бы и состоит суть. Мы должны развить свою страну. Дороги построить. Железные дороги. Мы должны ехать по нашей дороге не 15 километров в час, а 500. Территория же большая, мы должны быстрее перемещаться, чем поезд ездит в Западной Европе, – у нас страна больше. Чем мы будем быстрее перемещаться, тем мы будем быстрее развиваться.

Звонок:

– Добрый день. Михаил Дмитриевич, вы были успешным руководителем баскетбольного ЦСКА. Скажите, пожалуйста, кто хозяин футбольного ЦСКА и почему они вам отказались продать клуб?

Прохоров:

– Насколько мне известно, владелец футбольного ЦСКА Евгений Гинер с партнерами. И мы никогда с ним не обсуждали возможность покупки футбольного ЦСКА. Поэтому я не знаю, откуда у вас такая информация.

Яковлев:

– Вернемся к сайту kp.ru. Спрашивает вас марина: «Михаил Дмитриевич, разделяете ли вы нынешнюю концепцию образовательной системы в нашей стране? И кого бы вы могли предложить на пост министра образования вместо Фурсенко?»

Прохоров:

– Как и по отношению к концепции развития страны, я считаю, что национальную образовательную систему нужно проектировать самим. Конечно же, использовать надо мировой опыт, но все равно нужно делать ее самим. От дошкольного образования до высшей школы. И эта система образовательная должна отвечать одной простой цели. Человек, получая образование, должен находить на рынке труда внутри России престижную квалифицированную работу. Не важно – какую. После высшего образования или после среднеспециального. Что происходит сейчас? У нас система образования идет в другом направлении по сравнению с рынком труда. И происходит просто национальная катастрофа, когда больше половины выпускников высших учебных заведений никогда не найдут работу у нас в стране. Я понимаю, почему много молодых ребят хотят уехать. Это наша просто трагедия. Надо срочно это дело менять.

О СКОЛКОВО КАК О ПОТЕМКИНСКОЙ ДЕРЕВНЕ

Звонок:

– Владимир, Новосибирск. У нас в двадцатых числах сентября в городе пройдет инновационный форум Interra молодежный. Хотелось бы спросить, как Михаил Дмитриевич оценивает потенциал сибирской науки? Может быть, знаком с какими-то разработками инновационными новосибирских ученых, готов каким-то образом поддержать?

Прохоров:

– Новосибирский Академгородок известен во всем мире. И, в частности, мой проект по «Ё-мобилю» активно работает с рядом ученых, которые продвигают новые разработки в этот автомобиль. Что бы я мог не только посоветовать, а то, что я буду обязательно предлагать, чтобы тот режим наибольшего благоприятствования, который получило Сколково инновационное, я считаю, нужно срочно распространить на несколько наукоградов, включая новосибирский Академгородок. Нельзя создавать опять один центр, который пользуется абсолютными привилегиями по сравнению с остальными научными центрами. Давайте мы сделаем конкуренцию в науке, выберем десять центов, и пусть они конкурируют. Победит сильнейший. А создавать искусственно новое образование, которое принципиально более конкурентно, чем все остальные – это просто неправильно. Это называется потемкинская деревня.

Яковлев:

– То есть Сколково – это потемкинская деревня?

Прохоров:

– С точки зрения развития конкурентоспособности в инновациях, я считаю, да. Нужно делать несколько центров. Я считаю, что их около десяти в России должно быть. и дать им возможность конкурировать на равных. А с точки зрения как проект экспериментальный я Сколково поддерживаю. Просто Сколково переросло уже стадию эксперимента. Понятно, что законодательство очень неплохо развило этот проект. Давайте дадим другим работать по тем же правилам. Посмотрим, кто сильнее. А так мы лишаем традиционные научные центры, такие как Новосибирск, Томск, Зеленоград, Дубна – конкурентных преимуществ. Это просто неправильно.

О СТАДИОНАХ И ПРОЧЕЙ НЕДВИЖИМОСТИ

Звонок:

– Меня зовут Анатолий, я звоню из Москвы. Михаил Дмитриевич, вы являетесь владельцем стадиона «Торпедо» в Москве. нет ли в ваших планах взять команду «Торпедо» под свое крыло? Думаю, что это повысило бы ваш рейтинг в глазах москвичей.

Прохоров:

– Я так понимаю, что вы болельщик. В свое время у меня была команда ФК «Москва», которая принадлежала «Норильскому никелю». Но так произошло, когда я хотел забрать команды, мне их не отдали. Сейчас да, действительно, мы являемся владельцами стадиона. В настоящий момент мы по льготной ставке даем возможность команде «Торпедо» играть. Мы понимаем, что есть финансовые сложности, поэтому мы делаем все по себестоимости. Конечно же, стоит вопрос, какие команды будут играть на этом стадионе. Но мы тоже не должны забывать о том, что там много есть детских секций. Эти секции я сейчас поддерживаю. Предоставляю возможность бесплатно заниматься в секциях на стадионе «Торпедо». Если у кого-то будет желание взять команду «Торпедо», вкладывать, я готов предоставить данный стадион на очень льготных условиях, чтобы команда играла. В настоящий момент в связи с тем, что, скажем так, я занимаюсь политической деятельностью и ушел из бизнеса, я, к сожалению, спортивными командами не занимаюсь.

Звонок:

– Эдуард, Тверь. Михаил Дмитриевич, не считаете ли вы необходимым для восстановления справедливости пересмотреть итоги приватизации копеечной ельцинской семьи и приближенных хотя бы по типу выкупа, дополнительных денег получения с этих олигархов, кто получил за копейки государственно-общественную собственность?

Прохоров:

– Я считаю, что самое худшее, что можно сделать – это пересмотреть итоги приватизации. В любой стране мира приватизация, к сожалению, не бывает справедливой. Потому что по итогам приватизации у кого-то есть, у кого-то нет. а потом, где эту границу провести? Где эта граница может пройти? у кого-то заберут квартиру, а у кого-то могут забрать фабрику и завод. Мы этим уже занимались в 17-м году. счастья нашей стране это не добавило. Мне кажется, нужно перевернуть лист. И у нас такое количество земли и такое количество возможностей, что нам сейчас нужно сконцентрироваться не на вечном обсуждении – что честно, а что не честно, что справедливо, а что несправедливо, – а нужно вместе строить новую страну. И если бизнесмены, которые пошли на риск, как и я, потому что вы не забывайте, когда коммунисты ушли, они просто бросили страну. И осталось большое количество предприятий, которые просто плохо управлялись. И когда мы брали «Норильский никель», ситуация была катастрофическая.

Гамов:

– Вы так говорите «брали», как будто это была атака какая-то.

Прохоров:

– В некотором смысле, когда брали, это была атака. У нас не было денег тогда. Мы пошли в банки, залезли в огромные долги. Брали предприятие, в котором полгода не платили заработную плату. Представляете, что это такое? Долги предприятия «Норильский никель» были больше годового оборота. Соответственно было жуткое положение. Сейчас, когда за счет большого количества труда, за счет совместного труда вместе с норильчанами предприятие процветающее, платит одну из самых высоких зарплат в России, сейчас это кажется несправедливым. Но поверьте, мы тогда искали партнера. Пойдите вместе с нами! Никто не пошел.

ПРО ОТСТАЮЩИЕ ЧАСЫ

Яковлев:

– Очень много у нас вопросов и в Фейсбуке, и на сайте kp.ru. Что с часами? Вы без них. А где те?

Прохоров:

– Мне уже задавали этот вопрос. И должен вам сказать, что эти часы не могу носить. Потому что они врут, как и Жириновский. Уж если буду носить часы, они должны не отставать на двадцать лет, а уж по крайней мере опережать.

Гамов:

– Хороший ответ.

О ПРЯМОМ ПРЕЗИДЕНТСКОМ ПРАВЛЕНИИ НА КАВКАЗЕ

Звонок:

– Меня зовут Рамазан, я родом из Дагестана, звоню из Москвы. Нужно ли ввести на Кавказе, особенно в Дагестане, прямое президентское правление из-за того, что там очень воруют бюджетные деньги?

Гамов:

– Я бы вопрос чуть-чуть расширил.

Прохоров:

– Вопрос о выборности губернаторов.

Гамов:

– Что вообще нужно делать на Северном Кавказе, на ваш взгляд? Достаточно ли там делается, в том числе и вашим однокашником полпредом Хлопониным?

Прохоров:

– Давайте обсудим первый вопрос – выборность губернаторов. Здесь есть много стереотипов. На мой взгляд, сначала у нас была выборность всего, потом мы меньше стали выбирать. Главное – это другое. Где та точка, которая отвечает за качество жизни нашего гражданина? На мой взгляд, в нынешних условиях, анализируя историю, я бы сделал следующее. Я бы не стал делать выборных губернаторов, но я поменял бы им функции. Пусть они управляют федеральными чиновниками на территории края. А экономическую жизнь передать в местное самоуправление, которое обязательно должно быть выбрано людьми напрямую. Я категорически против сити-менеджеров. Должен быть мэр, выбранный народом. И у него должны быть не только обязанности, но под это нужно, чтобы были деньги. Нужно поменять всю межбюджетную систему, чтобы у любого города были средства на выполнение своих функций. Потому что за качество жизни де-факто отвечает мэр города. Он занимается трубой, ЖКХ. И решить вопрос по жилищно-коммунальной реформе из Москвы невозможно. Задача мэра. Просто сейчас нет денег на решение этих вопросов. Что касается вопроса Северного Кавказа. Очень часто здесь путаются две вещи – геополитика и обычное отсутствие порядка. Так вот, главная проблема на Кавказе – это отсутствие правопорядка. Надо наладить правопорядок. Просто гражданин на Кавказе не защищен. И если возникает борьба двух кланов, которая носит в основном характер войны за переделы рынков каких-то экономических, тот клан, который поближе к Москве, он объявляет второй клан, который послабее, ваххабитами. И использует федеральные силы для решения совершенно конкретных экономических задач. Поэтому надо просто навести порядок на Кавказе, чтобы там работали российские законы.

О ТОМ, КАК ЛИШИЛСЯ ЗОЛОТОЙ МЕДАЛИ

Яковлев:

– Последний вопрос. Вы производите впечатление очень серьезного, может быть, даже сурового человека.

Гамов:

– Я бы не сказал.

Яковлев:

– Мне, по крайней мере, так показалось. Вы можете рассказать любимый ваш анекдот? Или, может, какую-то любопытную историю, которая с вами произошла?

Прохоров:

– Знаете, у меня такое количество веселых историй, что даже прям вот сложно сконцентрироваться. Давайте я вам расскажу, почему я не получил медаль в школе золотую. История была следующая. У одного нашего преподавателя литературы и русского языка было любимое хобби. И он в некотором смысле очень любил походы. И вот как-то мы один раз пошли в поход. И у него был любимый инструмент – гармошка. И он очень любил сесть, поиграть на гармошке. Он играл на гитаре, был очень музыкальным. И мы решили над ним немножко подшутить. Мы аккуратненько нитками сшили гармошку, меха чуть-чуть, и он довольно сильно расстроился. Потому что он собрал нас всех, получился легкий конфуз. Мы смеялись. И он, конечно, обиделся. И начал не всегда объективно смотреть на то, как я писал определенные работы или выступал у доски. И вот я тогда как раз понял, у меня там была куча смешных историй, когда он меня выставлял в свете, что нельзя ссориться с людьми. Это была такая вещь, которая мне позволила показать, что надо уважать преподавателей. Они наряду с родителями делают огромную работу. И потом я не очень хорошо подготовился. И, хотя хорошо знал предмет, в одном из полугодий у меня стояла четверка. Это лишило меня медали.

Гамов:

– С тех пор вы меха гармошек не сшиваете?

Прохоров:

– С тех пор я вообще ко всем хобби людей подхожу очень уважительно. Потому что это может привести к непредсказуемым последствиям.

Гамов:

– И политические меха сшивать белыми нитками вы не будете?

Прохоров:

– Если уж политические меха сшивать, их надо сшивать такими нитками, чтоб они играли в нужном направлении.

Яковлев:

– Спасибо большое, Михаил Дмитриевич, за этот разговор. Это был лидер партии «Правое дело» предприниматель Михаил Дмитриевич Прохоров. На этом все, до свидания, берегите себя.

СКАЗАНО!

Лидер партии «Правое дело», бизнесмен Михаил Прохоров – на встрече с журналистами 4 сентября 2011 г.:

– Если партия удачно выступит на выборах в Госдуму, наберет 15% и станет второй партией в Думе, то такая партия просто должна выставить своего кандидата (на президентских выборах), и свое имя я не исключаю. И если говорить о «фишках», с которыми мы пошли бы на выборы в Госдуму, я бы отменил депутатскую неприкосновенность, и тогда половина депутатов в Думу точно бы не пошла.


 
Расскажите об этом друзьям!